Так поедет ли президент России в Японию?

По сообщениям японских СМИ, премьер-министр Синдзо Абэ отозвал приглашение Владимиру Путину.

– Официальных заявлений японских властей на эту тему еще не было. В Токио ограничиваются выражениями вроде «пока никакого решения не принято» и «правительство Японии рассматривает этот вопрос». Однако сам факт «рассмотрения вопроса» о заранее спланированном визите президента страны уже стал предметом резких комментариев.

Поездка российского лидера должна была состояться нынешней осенью. Теперь, по сообщениям японских СМИ, визит может быть назначен на весну.

Фактическая отмена визита в Японию В. Путина может означать серьезные осложнения в отношениях между нашими странами. Нужно учитывать, что премьер-министр Синдзо Абэ приглашал президента не просто приехать, но и побывать в его родных местах. Предложение заменить визит на возможность короткой встречи в ходе саммита АТЭС в Пекине в ноябре звучит издевательски. Попытки Токио замять этот невиданный скандал малорезультативны. Притом, что в посольстве Японии в Москве до сих пор продолжают все яростно отрицать. Да и часть российского политического истеблишмента уверена в том, что Токио не пойдет на дальнейшее обострение отношений: после аварии на АЭС «Фукусима» Япония зависит от поставок энергоносителей из России. Речь в первую очередь идет об углеводородах с сахалинских месторождений, в освоении которых японцы принимают активное участие как крупные инвесторы. Более того, они проявляют заинтересованность и в дальнейшем расширении сотрудничества в сфере энергетики. Да и крупные японские корпорации заинтересованы в развитии связей с нашей страной и вовсе не хотят упустить огромный российский рынок.

К тому же, санкции, введенные Токио против России, носили вроде бы чисто символический характер, речь шла о временном запрете на въезд небольшому количеству российских официальных лиц. О нежелании «закручивать гайки», казалось, говорил и отказ Токио от введения новых санкций, которые планировалось пустить в ход в начале текущей недели. До уровня европейцев, задействовавших ограничительные меры против целых секторов российской экономики, подобные меры явно не дотягивали. А ведь Токио может действовать крайне жестко, как, например, в случае с Северной Кореей, когда японцы обиделись на Пхеньян за его ракетные пуски и ядерную программу. Суда под флагом КНДР, вплоть до недавнего времени, не имели права даже зайти в японские порты.

Но вот 24 сентября стало известно: Япония ввела санкции против «Сбербанка», «Внешторгбанка», «Внешэкономбанка», «Газпромбанка» и «Россельхозбанка». О «мягкости» Токио теперь следует забыть. Российский МИД заявил, что «разочарован» введением новых санкций, и рассматривает этот шаг «как свидетельство неспособности японской стороны самостоятельно выстраивать внешнеполитическую линию».

Наши чиновники просчитались, понадеявшись, что японский истеблишмент заставят задуматься отношения личного доверия, сложившиеся между Владимиром Путиным и Синдзо Абэ. В немалой степени благодаря им наши страны начали вести диалог по ряду наболевших проблем. О том, что особые отношения между главами наших государств существуют, свидетельствовала и поездка в Москву 10 сентября доверенного лица нынешнего главы японского государства, бывшего премьера Иосиро Мори. Последний привез личное послание Синдзо Абэ и был принят Владимиром Путиным в Кремле.

Что же стало движущим мотивом для подобного резкого разворота Токио? Конечно, давление, непрестанно оказываемое Вашингтоном на своего союзника. Понятно, что японцам признаваться в этом крайне не хочется. Поэтому они постоянно заявляют о том, что вынуждены выбирать между теплыми отношениями между нашими лидерами и солидарностью с другими членами «Большой семерки». И все это, мол, «из-за сострадания к Украине».

В наших же ведомствах, между тем, говорят об ответных шагах практически со стопроцентной уверенностью. Что же может теперь предпринять Москва? Ведь понятно, что оставить без ответа подобные действия — значит, потерять лицо. Наверняка первым шагом станет ограничение поездок японцев на Сахалин и Курилы. Вторым шагом могут быть ограничения в области рыболовства. Мы, например, вполне можем аннулировать установленный по просьбе Токио запрет на выдачу разрешений судам третьих стран на ловлю в районе южных Курил, введенный в 1998 году. Для японцев эта договоренность — еще одна возможность заявить о своих правах на южные Курилы. Откажись мы от нее, и рейтинг Синдзо Абэ, как «собирателя земель японских», резко пойдет вниз. Можно еще подумать и об усилении борьбы с браконьерами, до сих пор поставляющими в гавани нашего соседа нелегально добытых крабов, трепанга и морского ежа. Не будем забывать о том, что обрубание связей в области рыболовства с Россией означает для Токио еще и удар по его усилиям развития Хоккайдо: немалая часть населения самого северного японского острова живет за счет морского промысла.

Японцы, конечно, понимают, что охлаждение отношений с Россией может иметь далеко идущие последствия. Между тем, Страна восходящего солнца пытается найти еще одну внешнеполитическую опору — помимо Вашингтона. Видимо, поэтому Синдзо Абэ в своем последнем выступлении по телевидению призвал Пекин к установлению «товарищеских связей». Но пойдет ли на это КНР, уже почувствовавшая свою силу и высказавшая претензии даже на Окинаву? Только на выгодных для себя условиях.

Так что не исключено, что через некоторое время Токио вновь будет вынужден повернуться к нам лицом. Вопрос лишь в том, повернемся ли мы тогда лицом к Токио.