Возможны ли массовые протесты в Туркмении?

Нас по-прежнему интересует происходящее в мусульманских нефтяных государствах за пределами Ближнего Востока и Северной Африки. Мы уже публиковали выдержки из статей Мухаммада Тахира, вашингтонского корреспондента RFE/RL, про Афганистан. В данной статье Мухаммад предлагает свой взгляд на ситуацию в Туркмении – богатой природным газом среднеазиатской республике, граничащей с Ираном и Афганистаном и имеющей выход к Каспийскому морю. Мнения, приведенные в статье, принадлежат лично ему и могут не отражать позицию RFE/RL.

Для Туркмении характерны все черты, знакомые тем, кто следил за последними событиями на Ближнем Востоке, – неприличное количество углеводородов, немногочисленные богачи и нищее население, чиновничья коррупция, уровень которой Transparency International считает одним из худших на планете, неадекватный лидер с манией величия, оруэлловская реальность, создаваемая суровой цензурой в государственных СМИ и ограничением телефонии и интернета.

Пока еще народ не вышел ни на улицы Ашхабада, ни на улицы других туркменских городов, однако правительство президента Гурбангулы Бердымухаммедова, по-видимому, совсем не уверено в том, что он так не поступит. Поэтому местные СМИ ни словом не упоминают об Арабской весне, а власть активно выискивает потенциальных смутьянов как в стране, так и за ее пределами.

В январе российская телекоммуникационная компания МТС лишилась полученного ей пять лет назад контракта на обеспечение мобильной связью и интернетом 80 % туркменского рынка. Ее услугами в стране с 4,5 миллионами населения пользовались 2,5 миллиона человек. По словам туркменских властей, дело было исключительно в том, что МТС получала слишком большие прибыли и слишком мало делилось с государством в форме налогов и пошлин. Однако косвенным результатом этой отмены контракта стало отсечение и без того подвергающегося жесткому контролю общества от всех негосударственных источников информации и средств связи.

Правительство опасается не только людей, живущих в стране. Ему также не дает спать спокойно страх перед возможными кознями со стороны сотен туркмен, живущих за границей. В Ашхабаде поговаривают о том, что правительство пытается заставить работающих или учащихся в других странах туркмен возвращаться на родину, чтобы больше их из нее не выпускать. Ходит слух о том, что приезжающие в страну из-за рубежа студенты-туркмены рискуют получить запрет на выезд.

Само правительство никак не объясняет свою позицию. Однако можно предположить, что власти считают, что эти молодые люди могли оказаться под влиянием революционных идей, что они тем сильнее заражаются этими идеями, чем дольше находятся вдали от дома, и что они могут угрожать стабильности Туркмении.

«Причины таких шагов понять трудно, однако время появления этих слухов… показывает, насколько силен страх властей», — считает Фарид Тухбатуллин, глава базирующейся в Вене Туркменской инициативы по правам человека.

При этом правительство не ждет возвращения своих граждан, сложив руки, но оказывает давление на их живущую в Туркмении родню. Чиновники наносят неожиданных визиты их родственникам и задают вопросы об, как они выражаются, «отсутствующих людях», требуя поделиться подробной информацией об их местонахождении, занятиях и источниках средств существования.

Живущий в Турции гражданин Туркмении рассказал мне, что членам его семьи сообщили, что, если он в течение определенного срока не вернется в страну и не проинформирует о своем появлении, ему «могут не позволить вернуться в Туркмению вообще никогда».

Если прошлое может служить показателем, к этим слухам стоит отнестись серьезно. В августе 2009 года около 150 студентов из бишкекского Американского университета Центральной Азии, пытавшихся вернуться в Киргизию после визита домой, были задержаны в ашхабадском аэропорту. Большинству из них запретили покидать страну, хотя все же в итоге 50 студентам разрешили перевестись на учебу в один из болгарских университетов.

Между тем, судя по некоторым признакам, Бердымухамедов опасается также и дворцового переворота. 22 марта он публично отправил в отставку одного из своих самых могущественных и близких помощников – министра национальной безопасности Чарымырата Аманова. Примечательно то, в каком стиле это было сделано. Раньше Бердымухамедов давал подчиненным уйти втихомолку, без шума, однако на сей раз он вернулся к практике своего предшественника, деспотичного Сапармурата Ниязова, отправив министра в отставку в эфире национального телевидения. «Я увольняю Вас за серьезные огрехи в работе», — заявил президент, бросив на Аманова гневный взгляд.

Отставка Аманова может быть важна по двум причинам. Во-первых, как и египетская армия, министерство безопасности будет играть решающую роль не только в случае дворцового переворота – от него зависит успех или провал любого народного восстания. Во-вторых, случившееся, возможно, должно служить предупреждениям другим чересчур амбициозным чиновникам.

Впрочем, Бердымухамедов следует знакомой нам по арабскому миру стратегии и в другом аспекте, идя на некоторые уступки.

Одна из главных причин недовольства туркменской молодежи заключалась в том, что Туркмения больше десяти лет отказывалась признавать полученное за рубежом высшее образование. Это фактически лишало многих молодых туркмен с блестящими дипломами возможности устроиться на приличную работу на родине. 20 марта Бердымухамедов отказался от этой политики. «Туркмении нужны знающие люди, чтобы проводить необходимые реформы», – говорится в его официальном заявлении.

Последуют ли туркмены примеру египтян, ливийцев и тунисцев? Трудно сказать. Однако в соседних странах – в Иране, Армении и Азербайджане – протесты вспыхивали, и правительство не уверено в том, что ничего подобного не произойдет и в Туркмении.