Депутат объяснил, почему надо перенести столицу в Красноярск

«В Сибири солнце находится очень долго в зените, и, проработав некоторое время в Красноярске, чиновники скажут: да, слава тебе, Господи, что мы из этой Москвы уехали», – предположил в интервью газете ВЗГЛЯД депутат ГД РФ Виктор Зубарев, комментируя свое предложение перенести столицу в Красноярск.

Депутат Госдумы РФ от «Единой России» Виктор Зубарев выступил в Москве с инициативой перенести столицу страны в Красноярск. На заседании «Столыпинского клуба», посвященном проблемам Первопрестольной, он заявил, что краевой центр должен стать политической столицей, Москва – экономической, а Санкт-Петербург – культурной. Газета ВЗГЛЯД обратилась к парламентарию с просьбой аргументировать свое предложение.

ВЗГЛЯД: Виктор Владиславович, вы озвучили идею о переносе столицы в Красноярск? Как вы пришли к этой идее?

Виктор Зубарев: Во-первых, нужно сохранить территориальную целостность нашей страны. Духовность граждан лежит в основе русской души, которая на данный момент находится в Сибири. Когда сюда приезжают люди из любого края России, они становятся сибиряками. В Красноярске нет националистических настроений – те, кто любят эту территорию, становятся полноправными хозяевами города, и это очень важно.

Красноярск – географический центр страны, минимодель России. 4500 км на восток и столько на запад – положение располагает для новых взаимоотношений, потому что сегодня отрыв Дальнего Востока от столицы, а значит, от России в целом, очевиден.

Помимо пейзажей, красоты и природных ресурсов, высокий креативный потенциал нашего региона – это Томск, Новосибирск, Красноярск, с научными центрами, они помогут перевести нашу страну на инновационный путь развития с учетом, в том числе, и окупаемости первых денежных вложений на организацию политической столицы. Экономическая столица пусть остается в Москве, а культурная – в Санкт-Петербурге.

Перенос столицы в Красноярск сможет закрыть вопрос национальных распрей. Тому есть примеры: Вашингтон, Астана.

ВЗГЛЯД: Но почему именно Красноярск? Ведь и в Сибири, и на Урале есть другие крупные развитые города – Екатеринбург, Новосибирск?

В.З.: Они изжили себя. Придя в Красноярск, человек становится «своим», в других городах такого нет.

Политический административный центр должен быть у нас. Инноватизация управления государственной властью – это основа. Здесь будут сосредоточены все управленческие структуры. Прежде всего, правительство, потому что, например, Министерство экономического развития находится в четырех зданиях в Москве. Чтобы доехать из одного в другое, а потом из него в третье и четвертое для собрания документов, нужна примерно неделя – с пробками, очередями. В Красноярске, в Сибири условия такие, что Минэкономразвития будет находиться в одном, лучшем здании и будет решать вопросы оперативно.

ВЗГЛЯД: Как население города отнесется к тому, что он станет столицей?

В.З.: Поддержит. Люди настроены положительно.

ВЗГЛЯД: А выдержит ли нагрузку инфраструктура Красноярска? Как решать проблемы коммуникации?

В.З.: У нас имеются все природные ресурсы для решения этих вопросов. Самое главное – новая столица будет строиться по инновационному принципу: по новым энергосберегающим технологиям, коммуникации должны быть локальными, с использованием мини-энергетики – все это можно сделать только на новом месте. У нас такие ландшафтные красоты, как предгорье Саян, а также восток, запад и юг от города – все это дает возможность подойти эффективно к строительству города.

С 17 по 19 февраля пройдет Красноярский экономический форум – он будет посвящен как раз теме «Эффективный город». Возможно, мы поднимем тему переноса столицы.

ВЗГЛЯД: Вам не кажется, что правительство в Красноярске замерзнет?

В.З.: Да, температуры у нас ниже. Но морозы не настолько суровы, так как климат смягчился из-за двух ГЭС: Красноярской и Богучанской. У нас уже нет температуры в минус 40, у нас нормальная русская температура: 15-20 градусов ниже нуля зимой и 30 градусов летом, то есть уже не резко-континентальный климат, а умеренно-континентальный.

В Сибири солнце находится очень долго в зените, и, проработав некоторое время в Красноярске, чиновники скажут: да, слава тебе, Господи, что мы из этой Москвы уехали.

Учитывая современные средства связи и перемещения, много времени на дорогу, скажем, из Москвы до Красноярска, не уйдет. Я вчера ехал по Москве из одного места в другое 1,5 часа. За это время я смог бы долететь до Урала точно.

Нужно как Мюнхгаузен – взять себя за косичку и вытащить из болота. Мы засиделись в Москве.

ВЗГЛЯД: И жителям Европейской части России, которые составляют большинство населения, для поездки в столицу по своим надобностям придется осваивать новый маршрут через Урал?

В.З.: В Америку же летаем. Представьте, как живет большая часть населения в дальневосточной, сибирской и уральской частях России? Летает в Москву каждый день. Утром там, ночь не спит, потом обратно. Я на себе испытывал это все.

ВЗГЛЯД: Откуда взять деньги на перенос столицы?

В.З.: Процесс дорогой. Но вспомните строительство железной дороги в царское время – в какую копеечку это влетело. Но иначе у нас не было бы великой России! А строительство Норильска? Это не только были большие затраты, но и большие человеческие потери.

Я считаю так: не бойся больших расходов, бойся маленьких доходов. С тем потенциалом, который мы создаем в Сибири, доходы будут гораздо выше.

ВЗГЛЯД: Вы считаете, затраты оправдают себя?

В.З.: Конечно. Окупаемость переноса столицы будет в течение трех–четырех лет. Экономика будет развиваться другими темпами, люди будут стремиться жить поближе к структуре управления страной, а тем самым начнут развиваться новые виды производства, осваиваться новые природные ресурсы, что очень важно для России – будут использоваться в энергетике не только газ и нефть.

ВЗГЛЯД: Когда Конституционный суд переводили в Санкт-Петербург, это вызвало немало недовольства и критики…

В.З.: Это был локальный эксперимент, и он оправдался. Ничего сверхъестественного не случилось. Противоречия были такие – мы сидим на месте, переезжать не хотим, здесь все прилично. А в результате Конституционный суд работает лучше, чем раньше, эффективнее.

Мы должны опередить те традиционно развитые страны, которые живут консервативно, а постепенно начинают отставать. Я имею в виду и Европу, и Америку.