Бесславный финал преступной стаи

В январе 2015 года в стабильно-нейтральной Австрии был задержан один из опаснейших преступников современности. Его зовут Аслан Гагиев и он отнюдь не знаменит.

Аль Капоне в современной России известен куда лучше – будь то подлинный чикагский гангстер, будь то экранные воплощения умершего в 1947 году мафиози. Значимым показателем криминальной опасности являются скрытность, анонимность и жуткая слава в «корпоративной» среде. Австрийский арест еще не закрывает страницу в длительной истории насилия и предательств, но дело явно движется к закономерному финалу. В этом деле сыграла печальную роль коррупция и пресловутое «эхо войны». Без них преступники не смогли бы действовать со столь дерзким размахом.

Банда братьев Гагиевых совершила больше заказных убийств, чем маньяк Чикатило. Российским правоохранительным органам известно как минимум 56 преступных эпизодов с покушением на человеческую жизнь. Подавляющее большинство закончилось смертельным исходом по платному тарифу. Цена жизни начиналась от 35.000 $, верхний предел был существенно дороже. Убийцы брались за устранение сложных, проблемных «объектов», вопреки усилиям охраны и последующему медийному эффекту – лишь бы смертельный прейскурант был во время и полностью оплачен.

Организационно банда чем-то напоминала матрёшку. Имелась базовая группировка О. Гагиева, причастная к наиболее резонансным преступлениям в Осетии. Австрийский арестант А. Гагиев контролировал целую сеть менее известных подразделений киллеров. Они осуществляли заказные убийства бизнесменов, чиновников и милиционеров. В том числе за пределами Северного Кавказа, вплоть до Москвы. Криминальная активность в Осетии маскировала масштабный характер преступной организации. Региональные убийства оказались верхушкой уродливого преступного айсберга.

Хроника преступлений банды Гагиевых берет отсчет в 2003 году, сразу с трех трупов. За что так никто и не был осужден. Хотя дело было расследовано, направлялось в суд, соучастники злодеяния подвергались арестам! Но все задержания оказывались непродолжительными, а на свободе уже ждали подельники. На новых машинах, с обновленным оружием и с новыми «заказами»… С 2003 по 2007 было совершено еще несколько убийств, одновременно преступники уверовали в собственную исключительность. В 2008 банда начала расправляться с людьми без оглядки на их положение в обществе, во властных структурах, не обращая внимания на пол и возраст своих жертв. Потому что осетинские сотрудники правоохранительных органов близко подобрались к преступникам. Но явно недооценили их решительности и жестокости, организационных и силовых возможностей.

27 января 2008 года было совершено покушение на С. К. Такоева, на тот момент занимавшего пост ректора владикавказского института цивилизации. В солнечное послеобеденное время, в самом центре Владикавказа, возле мирного газетного ларька. Не смотря на два попадания, снайпера постигла неудача – Сергей Керменович выжил. Чему способствовала отвага его личного шофера, не побоявшегося выскочить под пули и экстренно доставить тяжелораненого Такоева в больницу. В самом конце 2008 года, после длительной реабилитации, Сергей Керменович стал первым вице-премьером республиканского правительства, в дальнейшем его председателем. Именно при Такоеве криминальный разгул в Осетии был решительно пресечен – но перед этим собрал полновесную кровавую жатву…

7 марта 2008 года в центре Владикавказа, в собственной машине был расстрелян Марк Мецаев. Погибший полковник возглавлял республиканское Управление МВД по борьбе с организованной преступностью. М. Мецаев попал в наглую засаду и даже успел протаранить и перевернуть автомобиль киллеров. Но уклониться от автоматных очередей с близкого расстояния ему не удалось. Скорость передвижения преступников была такова, что ни их внешности, ни особенностей второго (уцелевшего) автомобиля многочисленные свидетели толком не разобрали. Похороны начальника УБОП вылились в многотысячное шествие. Марк Мецаев был посмертно награжден орденом Мужества.

9 сентября 2008 года возле владикавказского кафе «Шахтер» из проезжавшего автомобиля был расстрелян майор милиции И. Касрадзе. Его коллега, с кем погибший беседовал во время роковых выстрелов, получил тяжелые ранения. Илья Касрадзе долгое время работал на руководящих должностях в оперативно-розыскной части МВД Северной Осетии. Поиски убийц окончились безрезультатно – как по «горячим», так и по «остывшим» следам преступления.

1 октября 2008 года на загородном шоссе был убит начальник республиканского уголовного розыска полковник В. Чельдиев. Вместе с сыном 20 лет от роду. Бандиты догнали автомобиль Чельдиевых и расстреляли из нескольких стволов. После свинцового дождя машина слетела под откос, шансов спастись у ее пассажиров не было. Погибший Виталий Чельдиев восемь лет возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом и вооруженной преступностью, руководил республиканским УБОП, был одним из наиболее опытных профессионалов МВД.

22 октября 2008 года преступники провели «взрывной» эксперимент с автомобилем вице-мэра Владикавказа М. Тамаева. Разумеется, когда заместитель градоначальника был внутри машины. Под днищем автомобиля был размещено и дистанционно активировано взрывное устройство. К счастью, сама машина пострадала значительно сильнее людей – при этом М. Тамаев получил ранения ног, а водитель остался невредим. Эксперимент был признан неудачным и бандиты вернулись к тактике огнестрельных нападений.

26 ноября 2008 года возле собственного дома был убит мэр Владикавказа В. Караев. В отличие от нападений на сотрудников милиции, Виталий Караев стал жертвой снайпера, когда садился в машину. Мэр был осведомлен об угрозе собственной жизни и ожидал доставки из Москвы бронированного автомобиля. Однако личный водитель Караева был убит в российской столице за несколько дней до снайперского выстрела в начальника. Уже этот факт очевидно свидетельствовал о размахе преступной организации, о ее информационных и убийственных возможностях отнюдь не местечкового масштаба…

3 декабря 2008 года, при въезде с собственный гараж, был обстрелян автомобиль подполковника А. Качмазова. Получивший четыре пулевых ранения офицер возглавлял отдел республиканского МВД по раскрытию особо тяжких преступлений против сотрудников оперативно-розыскного дела! Сицилия в эпоху мафиозного расцвета не знала столь откровенной охоты на сотрудников правопорядка.

30 декабря 2008 года в собственной машине был расстрелян бывший мэр Владикавказа Казбек Пагиев. Из автоматов, с близкого расстояния, вместе с водителем. Всего неделей раньше К. Пагиев ушел в отставку с поста вице-премьера республики. Опять точная засада, опять бесшумная стрельба, опять никаких толковых свидетельств, опять безуспешность правоохранительных действий.

Таких наглых, дерзких, успешных и безнаказанных преступлений Северная Осетия-Алания не знала никогда. Только в конце 2008 года криминальную цепочку принялись расследовать на федеральном уровне. К делу подключился СКР, ФСБ и МВД России. Усилия были предприняты колоссальные – достаточно вспомнить осушение русла Терека (!) ради поиска утопленных автоматов. Все силовые ведомства действовали скоординировано и решительно. Были приняты и кадровые решения (замена главы республиканского МВД и др.). Пятеро преступников были арестованы в начале 2009 года, причем двоих лидеров мафиозной иерархии задержали в Москве. Еще шестеро скрылись в ближнем и дальнем зарубежье. Начались длительные розыскные мероприятия по их отлову и препровождению в места не столь отдаленные.

Были установлены исполнители и организаторы резонансных преступлений. То есть следствие вышло на элиту преступного сообщества. Первоначально размах заказных убийств банды Гагиевых недооценивался, как и общая численность криминальной сети. Лишь по мере следственных действий, сбора показаний и улик удалось установить:

Во-первых, подлинного босса криминального сообщества. Коим оказался не уже осужденный О. Гагиев, а его брат Аслан. Ныне наблюдающий австрийское небо в крупную клетку. Во-вторых, численность преступной организации – свыше 50 активных участников и метод получения доходов – прием заказов на убийства. В-третьих, структуру и особенности деятельности банды, как-то: жесткая (даже военная) дисциплина, съемные квартиры, отлаженные поставки угнанных автомобилей для проведения «акций», большой запас поддельных документов, постоянная смена номеров и самих аппаратов мобильной связи. В-четвертых, источники оружейных поставок – с мест ведения боевых действий в Южной Осетии. Там же бандиты скрывались после дерзких нападений, особенно на сотрудников МВД. В-пятых, причины отличной информированности преступников – членами банды были действующие сотрудники милиции, УБОП и прокуратуры. Всего три мерзавца. Но ущерб от их коррупционного предательства измеряется не в долларах. Он состоит из похорон и горя родственников, он бьет по доверию к органам власти, он сеет хаос и панику. На улицах и кабинетах, в сердцах и в умах.

Последняя казнь через повешение применялась в нашей стране к власовским предателям в 1947. Аккурат в год смерти Аль-Капоне. Пословица «Сколько веревочке не виться…» не грозит участникам банды Гагиевых эшафотом и виселицей. У них будет достаточно времени поразмышлять о собственных преступлениях. Пожизненный срок в колонии строго режима без права на помилование – закономерный итог криминального беспредела. Пусть и не столь суровый, как вердикт другой крылатой фразы: «Цель высшая моя – чтоб наказанье преступленью стало равным».

Пофамильно называть бандитов – много чести. С 2009 и по 2015 год их продолжают выявлять и отлавливать, словно бешеных псов. В Осетии и в Московской области, в Австрии и в Черногории, в результате региональных, федеральных и международных розыскных мероприятий. В результате совместных усилий правоохранительных ведомств различных стран по борьбе с организованной преступностью. Все вышеописанные преступления (и многие другие!) успешно раскрыты. По сути, убийцы и их пособники уже начали отбывать наказание – их каждый час и каждый шаг чреваты арестом и депортацией. А значит, на ментальном уровне они уже находятся в тюрьме. Бояться скрипа и шороха, стука в дверь и телефонного звонка, случайного или внимательного взгляда – их удел до самого ареста.

Преступники еще могут болезненно огрызаться (убийство заместителя прокурора Владикавказа О. Озиева в октябре 2013), но в целом криминальная стая разгромлена. Очень важно ликвидировать условия для существования подобных сообществ в настоящем и в будущем. Теперь оказался в клетке сам вожак. Его выдача в Россию является нудным, бюрократизированным и долгим мероприятием. Впрочем, спешить преступному лидеру теперь некуда и незачем.