Диктатор, который не вел своего блога в Твиттере

Уверен, что Джэк Дорсей (Jack Dorsey), житель тихого города Сан-Франциско, не мог и предположить, что его изобретение поможет свергнуть диктатора арабской страны, удерживавшего власть в течение 30 лет.

В начале 2006 года Дорсей запустил проект под названием Twtrr, который через несколько месяцев приобрел более благозвучное имя Twitter благодаря тому, что в него были добавлены две гласные буквы. Как рассказывают, сама идея возникла во время совещания молодых управляющих компании Oreo, когда они пробовали мексиканскую еду и обсуждали возможность создания некоего подобия коротких сообщений, отправляемых по мобильной связи (СМС), но в версии для интернета, достаточно емкой и в то же время легкой в пользовании.

После запуска проекта количество пользователей этой социальной сети постоянно росло, а к 2008 году, когда в США состоялись президентские выборы, оно приобрело поистине мировую популярность. Активным пользователем Twitter был и победитель президентской гонки Барак Обама, который после этого исторического события выразил в социальной сети благодарность тысячам своих сторонников, внесшим вклад в его избрание. В последующие два года — 2009 и 2010 – социальная сеть, предоставлявшая возможность размещать тексты объемом 140 знаков, распространилась по всему миру, включая Египет, разумеется.

Хосни Мубарак, египетский диктатор, был свергнут в 2011 году после того как группа граждан опубликовала в Facebook следующий вопрос: «Вы пойдете на демонстрацию 25 января?». Около ста тысяч человек подтвердили свое участие, но этим дело не ограничилось. Обычно все откликаются на подобные предложения, однако в действительности приходит весьма мало народу, и само мероприятие проходит достаточно вяло. Но в данном случае все было наоборот. 25 января собравшиеся на площади Тахрир в Каире люди действительно провели массовое шествие.

Восемнадцать дней спустя, 83-летний диктатор был побежден интернетом.

В какой-то момент Facebook из витрины тщеславия и мирской суеты превратился в орудие борьбы против диктаторской формы правления, в данном случае в Египте. Начиная с 25 января, с портала Facebook звучали призывы к проведению акций протеста, о которых затем тут же рассказывалось через Twitter со средней скоростью тысяча сообщений в минуту, как считают наиболее консервативные эксперты. Коммуникационная спираль, о которой мечтали теоретики, становилась явью до такой степени, что события на Ближнем Востоке неожиданно стали казаться воплощением сценария, описанного в одной из глав объемистого труда «Коммуникация и власть» (Comunicación y poder), вышедшей из-под пера испанского автора Мануэля Кастеллса (Manuel Castells).

Ключевое слово (хэштаг) с именем диктатора стало точкой встречи для тысяч несогласных. И тут же, как грибы после дождя, стали появляться другие хэштаги, обозначавшие египетскую столицу или дату начала народных выступлений. Благодаря египетской революции, многие узнали, что такое язык изображений.

Среди тысяч картинок, распространенных в связи событиями на Ближнем Востоке, одной из самых впечатляющих является та, на которой изображен человек, водружающий картонный плакат с цветными вкладками, включающими в себя символ интернета, поисковых систем Google (G) и Yahoo (Y), букву P, рядом с которой изображено сердце, и Т, обозначающую Twitter. Вместе эти символы, известные сегодня всему миру так же как гол, забитый Марадоной на Чемпионате мира по футболу 1986 года в Мексике, составляют слово Египет в английском написании: egypt.

Новый язык, возникший в начале XXI века, стремительно растет. Интернет раньше казался столь безобидным. Когда он превратился из волшебной коробочки, в которой можно было сыграть в покер с людьми из других стран или скачать слова любовных песенок? Сегодня интернет может дать толчок революции в арабской стране.

Влияние, оказанное социальными сетями на свержение Мубарака, было одновременно признано столь же уважаемыми сколь и противоречивыми фигурами, такими как британская радиовещательная корпорация BBC и корреспондентом газеты The Independent Робертом Фиском (Robert Fisk), одним из самых отчаянных и опытных западных журналистов, работающих в арабском мире, интервьюировавшего, среди прочих, Осаму Бен Ладена. Как BBC, так и Фиск считают, что решающую роль в свержении египетского диктатора сыграли Facebook и Twitter.

Тем не менее, как считают другие, роль социальных сетей в падении режима Мубарака несколько преувеличена. В Мексике некоторые считают, что авторы утверждений о революционном характере социальных сетей выдают желаемое за действительное. И наоборот, кто-то высказывает мнение о том, что египетские события теперь могут повториться с Мексике. По этому поводу Рубен Алонсо (Rubén Alonso), сотрудник газеты MILENIO Guadalajara, заявил: «Значение спички как фактора возгорания преувеличивается. В ожидании пожара не учитывается наличие других составляющих, особенно таких столь важных как горючий материал. А это действительно благодатная почва для революции, для начала которой достаточно разместить в Twitter какой-нибудь призыв».

Пусть сначала пройдет приступ эйфории после свержения тирана, а уж потом можно как следует проанализировать происшедшее. А пока что современная история рассказывает нам о том, как недавно появившиеся социальные сети позволили свергнуть в Египте железную диктатуру, продержавшуюся 30 лет. Они способствовали стихийно возникшим акциям протеста на берегах Нила, репортажи о которых появлялись Facebook в режиме реального времени.