Вернись, Обама, я все прощу!

Наконец-то Владимир Путин внятно объяснил, чего хочет.Причем сделал это не в общении с российскими телезрителями, а на заседании «Валдайского клуба» (собравшегося на этот раз в Сочи), где большую часть аудитории традиционно представляют иностранцы. Мотивация Путина вполне понятна. Для российского избирателя, который кормится теленовостями и телепропагандой, наш президент должен оставаться спасителем отечества от коварных американцев и собирателем земель, розданных в свое время Хрущевым и Ельциным. А вот с иностранцами у Путина разговор серьезный. Их он уважает. Им он откровенную лапшу на уши не вешает. С тем, что говорил Путин в рамках «Валдайского клуба», можно соглашаться или нет. Но принимать к сведению все сказанное однозначно стоит, поскольку реальный политический курс России строится именно на тех основаниях, которые президент РФ изложил в Сочи.

Любопытная деталь: американцев Путин называл то нашими коллегами, то партнерами, а разок-другой даже именовал друзьями. Причем делал это без всякой иронии, хотя иногда с выражением серьезной обиды. Так обижаются на друзей, чьей помощи ждали, но так и не дождались. Если бы российский обыватель читал подобные тексты и способен был серьезно задумываться о прочитанном, то он бы очень удивился. Особенно удивился бы тот, кто проливал кровь в Донбассе, полагая, будто защищает Родину в боях с коварными «америкосами», воюющими против России руками обманутых украинцев. При внимательном прочтении речи Путина возникает представление, что обманывают совсем не украинцев.

Общий смысл сказанного Путиным сводится к следующему. Вместо того чтобы решать все международные дела совместно с нами и другими влиятельными мировыми игроками, Вашингтон, воспользовавшись своей силой, пытается сформировать однополярный мир. При этом «наши партнеры» изрядно напортачили, стремясь устранить сложные проблемы (особенно на Ближнем Востоке) примитивным силовым давлением. От их вмешательства стало только хуже, причем как самим американцам, так и тем, кто проживает в регионах, где они похозяйничали. В итоге теперь приходится тратить большие ресурсы на то, чтобы исправить содеянное в прошлом. «Порой складывается впечатление, — отметил Путин, — что наши коллеги и друзья постоянно борются с результатами своей собственной политики». Так не лучше ли вернуться к системе, при которой ключевые решения о судьбах мира принимаются совместно?

В общем, прозвучало что-то вроде «Вернись, Обама, я все прощу». Ладно, Буш и республиканцы — они упертые и в первую очередь несут ответственность за нелепое насаждение демократии в пустыне, где и деревце-то посадить довольно сложно. Но нынешний Вашингтон за прошлое — не ответчик. Почему бы нам с Обамой вновь не начать тесно сотрудничать?

Во всей путинской речи ни слова не было о том, что мы с США — враги. Ни слова о том, что мы теперь, мол, — с Китаем, с третьим миром, что мы Штаты похороним (как говаривал в свое время Хрущев). Больше всего тон Путина напоминал столь характерные для современной России разборки между деловыми партнерами, из которых один, пользуясь то ли ошибками старого друга, то ли несовершенством законодательства, стремится отжать себе большую часть совместно нажитой собственности. Нехорошо ведь так поступать по отношению к тем, с кем вместе строил, ковал и пилил.

В общем, речь не идет о конфронтации вплоть до новой мировой войны, как утверждают ныне многие комментаторы, стремящиеся своими пламенными текстами привести в ужас робкого читателя. Речь идет о том, что Путин настойчиво просит у друзей долю своего украденного влияния. И если долю ему отдадут, отношения России с Америкой вновь станут дружескими. Борцов за Новороссию засунут туда, где они долгое время находились, истерика на российском телевидении пойдет на спад, «бандеро-фашисты» вновь превратятся в «братский украинский народ», а европейские компании будут поставлять свои продукты на российский рынок как в старые добрые времена.

В принципе, с большей частью того, что Путин сказал о плодах американской внешней политики, можно согласиться. Ни одной проблемы Вашингтону решить не удалось, авторитет США в мире быстро падает, а если принять во внимание, что Китай фактически догоняет Америку по размеру ВВП, можно смело утверждать: день, когда однополярный мир вновь превратится в биполярный, уже не за горами.

Если бы Путин читал лекции по геополитике в университете, я бы советовал студентам обязательно на них ходить — многому можно научиться. Но в связи с выступлением в рамках «Валдайского клуба» возникает вопрос: для кого оно предназначено? Это большая политика или простое сотрясение воздуха? Путин хочет повлиять на «коллег и партнеров» или только произвести впечатление на маргинальную группу собравшихся в Сочи западных политологов?

Обама, как стало известно на выходных, при изучении текста речи Путина отнюдь не прослезился и не поспешил раскрыть объятия российскому президенту. Возможно, Америка своими внешнеполитическими авантюрами доведет себя рано или поздно до катастрофы, но Путин явно ее от этого не спасет. Москва за последний год смогла доказать Вашингтону, что он неспособен контролировать положение дела на Украине, но Крым-то в конце концов — не Флорида, а Донецк — не Питсбург. Обама украинские потери переживет. И уж точно не найдется такого американского президента, который станет менять свою внешнюю политику под давлением зеленых человечков на другом конце света.

Впрочем, возможно, лекция Путина предназначена была не для американских ушей, а для европейских. Демонстрируя слабость США и бесперспективность их политики, президент России одновременно дал понять Брюсселю и его окрестностям, что при альтернативном подходе, провозглашенном в Сочи, с мнением каждой страны станут по-настоящему считаться. Может быть, Путин стремится собрать новую коалицию государств во главе с Россией, которая будет требовать от Америки равноправия на международной арене?

На первый взгляд, такой подход кажется более перспективным, чем перевоспитание Белого дома. Скорее всего, советчики постоянно твердят Путину о том, что на Западе все чаще прислушиваются к голосу России, что прогрессивная общественность большинства европейских стран быстро проникается антиамериканскими настроениями, и что рано или поздно правительства ведущих государств Евросоюза под давлением своих избирателей должны будут сделать шаг в сторону Москвы — и одновременно прочь от Вашингтона.

Увы, реализация данного сценария упирается в одну досадную «мелочь». Европейцы, в отличие от россиян, хорошо представляют истинное состояние дел в российской хозяйственной сфере. Не бывает великих держав с гнилой экономикой.

Кремль никак не может разобраться в том, где срабатывает пропаганда, а где нет. Можно легко сплотить вокруг вождя миллионы граждан, у которых повышается самооценка после присоединения Крыма. Но невозможно точно так же сплотить вокруг России европейские страны, которые четко осознают, что XXI век — это век противостояния Америки и Китая, а потому, если они хотят сохранить свою западную идентичность, приходится действовать в связке с Вашингтоном.