ХХ съезд для Лукашенко

Запад и Москва создают условия для предательства Лукашенко белорусской бюрократией. В слишком правильных белорусах там разочарованы, в «свядомой» оппозиции тоже, и теперь ждут «белорусского Хрущева». Очередная дата картофельного апокалипсиса назначена на осень.

Участники группы «ВКонтакте» «Революция через социальные сети» призывают бойкотировать продукты белорусского производства и объявляют «экономический джихад» президенту Белоруссии Александру Лукашенко. «Проверим на прочность пресловутую «единственно верную экономическую модель». Узнаем, насколько глубоки золотовалютные резервы, — предлагает в интернете некий Ваня Иванов. — В посткризисный период острого дефицита валюты на внутреннем рынке каждый гражданин может внести свою посильную лепту в свержение режима»…

Тем, кто заинтересован в отставке Лукашенко, предлагают отказаться от товаров белорусского производства, забрать деньги из банков, минизировать использование общественного транспорта, электричества и воды, а все сэкономленные деньги тратить на покупку импортных товаров и валюты.

Звучит призыв одиозно и глупо: отказ покупать отечественные товары, которыми Белоруссия во многом обеспечивает себя сама, ведет к безработице и задержкам и без того скромных зарплат ни в чем не повинных граждан. А массовое изъятие вкладов из банков страны, к которому также призывают «джихажисты», мультипликативно ударит по самим изымающим. К тому же импортные товары в Белоруссии стоят непомерно дорого. Координаторы «революции», сидя за рубежом, не хотят понимать очевидных вещей: они выступают в качестве разрушителей Белоруссии как физического объекта и страны, независимо от того, кто возглавляет сейчас белорусское государство.

Белорусы, конечно, недовольны своей жизнью – еще бы. Инфляция, девальвация, Таможенный союз с его запретом на дешевые подержанные иномарки, слабое представление граждан об окружающем мире, неуклюжее противодействие госмашины информационным атакам извне. И все это накладывается на сетевые флешмобы, с которыми пока и правда непонятно, что делать: законов ведь и в самом деле никто не нарушает. В общем, отставки Батьки ждут здесь многие. Но ждут как чего-то от них не зависящего и во многом не желанного. Потому что никто не уверен, что без Лукашенко станет лучше. Большинство граждан протестовать по-прежнему не собирается. Оппозиция обещала «Марш миллионов», но пока непохоже, что он состоится.

По мнению оппозиционных экономистов, худший период в истории лукашенковской Беларуси наступит осенью. По словам противников Лукашенко, именно осенью надежды на приватизацию почему-то окончательно рухнут, а Нацбанк совсем запретит продажу валюты физлицам. И тогда на Батьку начнут обижаться уже и чиновники (давняя мечта оппозиции, — прим. ред.), а заграница как не помогает, так и не поможет впредь.

Негатив в адрес Лукашенко продолжает звучать отовсюду. «Беззастенчивая жестокость, применяемая белорусскими правоохранительными органами против мирных протестов, абсолютно неприемлема. Мы требуем немедленного освобождения всех политических заключенных и прекращения политического насилия», — цитирует главу немецкого МИД Гидо Вестервелле пресс-служба посольства ФРГ в Белоруссии. «Сотни протестующих, включая более 20 журналистов, освещавших протесты, были задержаны в ходе последней демонстрации 6 июля, — заявила вчера пресс-секретарь Госдепартамента США Виктория Нуланд. — Мы призываем правительство Беларуси освободить всех задержанных и уважаться права граждан Беларуси, в том числе и право на свободу собраний. Мы продолжаем призывать к немедленному и безусловному освобождению всех политических заключенных в Беларуси». В российских СМИ Лукашенко тоже продолжают исправно дискредитировать. Москва тоже официально осудила разгон флешмобов в Белоруссии, в ходе которого, уже как водится, попали под раздачу российские журналисты

Весь этот негатив важен не сам по себе, а во многом как инструмент для отторжения от фигуры Лукашенко белорусской бюрократии. Развенчание культа личности на ХХ съезде КПСС как проявление усталости и страха советской бюрократии перед Сталиным не зря произвело в свое время неизгладимое впечатление на классиков западной советологии. Теперь их последователи, ассоциируя Лукашенко с Джугашвили, надеются увидеть нечто подобное в Минске. В белорусском народе они уже разочаровались. Они явно ждут если не «белорусского Горби», то хотя бы «белорусского Хрущева». И пытаются создать условия для их появления не в маргинальной тусовке полонофилов, а среди местных Акакий Акакиевичей.

На Западе — а вслед за ним и в Кремле — исходят из того, что многочисленные белорусские чиновники (их тут и правда много) не захотят провести остаток дней в изоляции северокорейского типа. И уж тем более не захотят такой участи для своих детей. Ведь чиновник в большинстве стран мира – это, как правило, не фанатичный адепт доминирующего учения. Это существо традиционно мыслящее (дом, дерево, сын), чадолюбивое — и уже хотя бы поэтому склонное к воровству у чужих сыновей и предательству государственной идеи.

Насколько прозорливы подобные расчеты, сказать пока трудно: все же Белоруссия – это не Россия, не Украина, и уж тем более не южные провинции бывшего СССР с их непобедимым трайбализмом. Эксперимент по формированию идеального советского человека в Белоруссии, пожалуй, продвинулся больше всего. Именно поэтому уголовная психология и блатная романтика разъели белорусское общество гораздо меньше русского – белорусы не «едут в Магадан».

На Западе и в Москве надеялись узреть «Хрущева» в экс-премьере Сидорском, которого Лукашенко отправил в отставку немедленно, как только узрел ниточку взаимопонимания между ним и Путиным. Тщетно: Сидорский не предал. Как зеркальный карп из справочника Rural Belarus, он зарылся в ил и не отсвечивает. Но уже случались публичные стычки между чиновниками из Минэкономики и Нацбанка РБ, уже пошли увольнения руководителей крупных белорусских предприятий. Налоговики открыто конфликтуют с менеджментом госкомпаний, которые не могут рассчитаться по кредитам под поручительство республики. Такого в белорусской истории не было.

Или вот еще: лидер Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич, который трижды баллотировался на пост президента, и который всегда сравнительно мягко отзывался о действующей власти, неожиданно стал угрожать: «Терпение у нашей партии заканчивается. Безумие — продолжать задерживать людей за то, что они хлопают! Пусть меня услышат власти: надо это останавливать. Надо понимать, что мой выход знаковый. Я на грани. Если я выйду — не обойдется сотней человек. Со мной только из Минска пойдет тысяч пять. Я не хотел раскачивать ситуацию, я политик трезвый. Я собрался президентом стать в этой стране. Я терплю, но я открытым текстом говорю: терпение подходит к пределу». Немного помолчав, он добавил: «Ну, блин, я выйду». «История показала: чем больше запретов, тем больше будет там молодежи. У меня вся молодежь в партии бурлит, все недовольны», — заметил он, подчеркнув, что «власти надо идти на диалог, как в каждом государстве». Гайдукевич считает, что при продолжении жесткого противостояния митингующим «власть спровоцирует осенью выход всех».

Астролог Павел Глоба предсказывает для Лукашенко две попытки переворота: «Его будут пытаться сместить в течение двух лет, будут две попытки переворота, страшное экономическое давление». Но в батькину звезду Глоба почему-то верит: «Гороскоп Лукашенко показывает, что он может быть политическим долгожителем, таким, как Фидель Кастро».

В общем, даже если предельно критично воспринимать весь этот хор, Лукашенко в ближайшее время придется ой как непросто. Чтобы потушить пожар среди недовольных, белорусским властям срочно нужны деньги. Где их взять? Нынешний премьер Михаил Мясникович надеется получить кредит от Азербайджана. Эта страна уже не раз выручала Белоруссию. И Лукашенко признателен. «Если у Азербайджана будет интерес покупать активы наших НПЗ — пожалуйста, заводы уже выставлены на приватизацию, и всегда готовы к обсуждению вопроса участия в акциях», — зазывал нового покупателя посол Беларуси в Азербайджане Николай Пацкевич.

Конечно, Кремль это раздражает: Азербайджану рот не заткнешь — у того своя нефть, свои отношения с Западом и Украиной, своя труба «Баку-Джейхан», он входит в ГУАМ и может войти в Nabucco. Но что теперь Лукашенко Кремль, если там его все равно «приговорили»?